Кириллов А.Н.

КИРИЛЛОВ

Александр Николаевич

21.09.1979 — 28.12.1999

Ефрейтор, разведчик- радиотелеграфист отдельного батальона оперативного назначения внутренних войск МВД (в/ч 5137). Награждён орденом Мужества

(посмертно). Похоронен в с. Старое Эштебенькино Челно-Вершинского р-на Самарской обл

Тело Саши Кириллова привезли на ро­дину с войны морозным январём 2000 года. Он погиб в канун новогодних праздников в Ленинском районе чеченской столицы. По­том, много времени спустя, в село Старое Эштебенькино, в адрес Валентины Михе­евны и Николая Петровича Кирилловых, пришло письмо от бывшего начальника разведки батальона, в которой служил их сын. В нём капитан Дмитрий Близников, около часа сражавшийся плечом к плечу с Александр«26 декабря комбат приказал нам, раз­ведчикам, быть в готовности выдвинуть­ся туда, где сложится тяжёлое положение. Саша загрузился боекомплектами к своему пулемёту ПК под «завязку». Мы ещё шутили: «Кирилл, упадешь под грузом, не зови, что­бы тебя поднять». А он в ответ: «Припрёт- двухметровые заборы ом, поведал о солдатском подви­ге. Приводим его с сокращениями:

перелетать буду».

Когда в этот день мы прикрывали отход одной из штурмовых групп и оказались в кольце, Саша подоспел вовремя. Смотрим, выскакивает БТР. сверху на броне Саша, весь сгруппировался и поливает из своего пулемёта, «гасит» плотным огнём огневые точки боевиков в развалинах. Вырвались…

Вечером 27 декабря было принято ре­шение на ночной штурм консервного за­вода. В 2.30 — подъём. Около 3.30 в атаку пошли три штурмовые группы. Потом я узнал, что на нашем участке держали обо­рону около 800 боевиков. Первая группа завязла в бою у кладбища. Нас отправили помочь ей. Боевики вели шквальный огонь. Среди штурмующих было большое коли­чество раненых. Разведчики с ходу вступи­ли в бой, помогли группе отойти…

На рассвете мы получили новую зада­чу: захватить двухэтажку, в которой, по данным командования, находились наши офицер и сержант, захваченные в плен. На операцию с нами вызвался идти замполит батальона майор Владимир Нургалиев. Под прикрытием «брони» выскочили к зданию. Саша с двумя разведчиками работал по ок­нам. Часть группы заняла подходы к дому со стороны кладбища. Замполит порывал­ся с ходу пойти на штурм. Я крикнул ему: «Рано, ещё не все огневые точки вскрыты». А тут отвлёкся на бойца, замешкавшегося с гранатой, и слышу: «Вперёд! Ура-а-а!». Это майор всё-таки рванул к зданию, подняв солдат в атаку

Половина бойцов (это были солдаты из подразделения обеспечения) полегли тут же. Расстояние в несколько десятков мет­ров до стены преодолели лишь четверо: я, замполит, Саша и ещё один разведчик, ко­торый тут же получил ранение. Я даже уди­вился, как это Саша умудрился проскочить эту нехилую по меркам боя дистанцию, с пулемётом, нагруженный боеприпасами, и при этом не получить ни единой царапины.

Между тем боевики попытались на­крыть нас ручными гранатами, а через минуту длинная очередь из окна достала майора Нургалиева. Пули впились ему в поясницу Пока я оттаскивал его в мёртвую зону и вкалывал промедол, Саша умудрил­ся занять великолепную позицию у одного из проломов в стене. Теперь он контроли­ровал не только большую часть длинного коридора в здании, но и лестницу, ведущую на второй этаж, а также два дверных проё­ма. Через мгновенье он срезал сначала од­ного, а потом и второго бандита, выскочив­ших на просвет…

Ещё какое-то время мы продолжали эту игру с боевиками в «казаки-разбойники», а потом, видимо, к ним пробилось подкрепление. Нужно было вытаскивать раненого замполита и отходить к бронет­ранспортёру Тем более что гранаты в нашу сторону стали прилетать всё чаще. Решили поднять офицера вдвоём и на рывок про­скочить простреливаемое пространство. В этот момент со второго этажа и из дверных проёмов буквально хлынули боевики.

Саша сразу открыл по ним огонь, я тоже ударил из автомата. Саша бил длинными очередями и в первые минуты положил око­ло десятка бандитов. Наше положение ста­новилось все более незавидным. Пулемёты БТРа замолчали — то ли их заклинило, то ли боекомплект закончился. В нашу сторо­ну снова полетела гроздь гранат. Первые же осколки добили замполита. Меня ранило в руку и в обе ноги. Вот тогда мы и рванули: я — напрямик к машине, а Саша — вдоль зда­ния, через дорогу, в заросли кустарника…

По нашему БТРу уже работали грана­томётчики, и машина начала отходить за­дним ходом. Огонь боевиков не давал под­нять головы. Тут-то Саша снова пришёл на помощь со своим пулемётом. Высунулся из-за холмика и давай палить по обнаглев­шим боевикам. Потом он заметил стар­шего сержанта Шулепова, который лежал подстреленный на открытом пространс­тве. Тут же передал пулемёт другому бойцу, забрал у него автомат, короткими перебеж­ками добрался до раненого друга и начал оттаскивать его к ближайшим деревьям. В трёх метрах от них его зацепило. Еще одна трассирующая пуля впилась в живот Шулепову. Разгрузка на друге загорелась. Саша, сам уже раненный, затушил пламя и в этот же момент получил в грудь ещё две пули. Теперь сердце его остановилось на­всегда…

Когда мы вышли из боя, выяснилось, что почти все ребята в группе контужены, половина ранены. Многие не могли сдер­жать слез. Если бы не Саша, полегли бы здесь все до одного.

Когда меня отправляли в госпиталь, я попросил, чтобы Сашу представили к зва­нию Герой России. Ведь именно его дейс­твия в том бою играли решающую роль и, по сути, сохранили жизнь остальным. Ока­залось, что представили к ордену Мужества.

Я, офицер, который участвовал в двух чеченских кампаниях и видел немало геро­ических поступков, был поражён отвагой и мужеством вашего сына. Знайте, мы будем помнить его всегда!»

Саша Кириллов, жизнерадостный оп­тимист, мечтал после армии построить большой дом, завести хозяйство. Он с от­личием окончил кошкинское профтеху­чилище по специальности газоэлектро­сварщика, очень любил родную сельскую природу, рыбалку, лошадей. Однажды, ещё мальчишкой, привел домой жеребёнка: «Давай, мам, купим». Потом сам его рас­тил, ухаживал, как за ребёнком. Родители сыном гордились: трудолюбивый, чест­ный, по хозяйству помогать не ленится. С 14 лет во время каникул праздным гуляни­ям Саша предпочитал работу на колхозном кирпичном заводе. Уже тогда понимал, как нелегко достается семье трудовая копейка. А ещё парень серьёзно занимался спортом, не раз брал призовые места в региональ­ных соревнованиях штангистов. С индиви­дуальными спортивными тренировками не расставался и в армии.

Теперь его нет.